Русская литература и русское искусство в окружающем нас мiре

Меткие заметки, подсмотренные у С.Обогуева



Давно хотела для себя собрать вместе эту тематическую компиляцию заметок, разбросанных по блогу С.Обогуева. И вот, наконец, собралась!

Из "ЕГОР ХОЛМОГОРОВ О ЧЕХОВЕ"

(Из Олеси Николаевой) «В начале 1990-х гг. люди понимали и ощущали всем опытом советского времени, что по "великой русской литературе" судить о дореволюционной России нельзя; понимали, что именно она поставляла большевикам и советской идеологии львиную долю материала для очернения дореволюционной эпохи. Большевикам даже выдумывать не приходилось, просто пихали школьникам Чехова (да и Толстого -- "После бала", да и многих). И понимали, что нужно показать другую картину жизни - "нормальной, яркой, наполненной радостью и творчеством". Увы, не получилось тогда - патриотическая интеллигенция [...] в своём максимализме записала в "феврализм" всё, что не вмещалось в прокрустовы рамки её наивных представлений о монархизме, и кончилось всё советофильством и "православным сталинизмом", а современная молодёжь при обуждении темы дореволюционной России снова ссылается на Некрасова - как там всё было плохо. "Приплыли"...»
-----------------
Солоневич в "Народной монархии": "русская литература [...] вся она, вместе взятая, дала миру изысканно кривое зеркало русской души.
...
Грибоедов писал свое «Горе от ума» сейчас же после 1812 года. Миру и России он показал полковника Скалозуба, который «слова умного не выговорил с роду» — других типов из русской армии Грибоедов не нашел. А ведь он был почти современником Суворовых, Румянцевых и Потемкиных и совсем уж современником Кутузовых, Раевских и Ермоловых. Но со всех театральных подмостков России скалит свои зубы грибоедовский полковник — «золотой мешок и метит в генералы». А где же русская армия? Что — Скалозубы ликвидировали Наполеона и завоевали Кавказ? Или чеховские «лишние люди» строили Великий Сибирский путь? Или горьковские босяки — русскую промышленность? Или толстовский Каратаев крестьянскую кооперацию? Или, наконец, «мягкотелая» и «безвольная» русская интеллигенция — русскую социалистическую революцию?
...
Литература есть всегда кривое зеркало жизни. Но в русском примере эта кривизна переходит уже в какое-то четвертое измерение. Из русской реальности наша литература не отразила почти ничего. Отразила ли она идеалы русского народа? Или явилась результатом разброда нашего национального сознания?
...
Я не берусь ответить на этот вопрос. Но во всяком случае — русская литература отразила много слабостей России и не отразила ни одной из ее сильных сторон. Да и слабости-то были выдуманные. И когда страшные, годы военных и революционных испытаний смыли с поверхности народной жизни накипь литературного словоблудия, то из-под художественной бутафории Маниловых и Обломовых, Каратаевых и Безуховых, Гамлетов Щигровского уезда и москвичей в гарольдовом плаще, лишних людей и босяков — откуда-то возникли совершенно непредусмотренные литературой люди железной воли. Откуда они взялись? Неужели их раньше и вовсе не было? Неужели сверхчеловеческое упорство обоих лагерей нашей гражданской войны, и белого и красного, родилось только 25 октября 1917 года? И никакого железа в русском народном характере не смог раньше обнаружить самый тщательный литературный анализ?
...
Мимо настоящей русской жизни русская литература прошла совсем стороной. Ни нашего государственного строительства, ни нашей военной мощи, ни наших организационных талантов, ни наших беспримерных в истории человечества воли, настойчивости и упорства — ничего этого наша литература не заметила вовсе. По всему миру — да и по нашему собственному созданию — тоже получила хождение этакая уродистая карикатура, отражавшая то надвигающуюся дворянскую беспризорность, то чахотку или эпилепсию писателя, то какие-то поднебесные замыслы, с русской жизнью ничего общего не имевшие. И эта карикатура, пройдя по всем иностранным рынкам, создала уродливое представление о России, психологически решившее начало Второй мировой войны, а, может быть, и Первой"...
----------------------
«Если и есть предмет в школе, старую программу которого надо выбросить на помойку, то это русская литература.

Collapse )

"Крымская" война в свете геополитики

3 часа стрима - не жаль терять столько времени? Не жаль, каждая минута насыщена интересным содержанием, живым разговором.

Зачем размещаю здесь? Внукам показать, а то современные учебники по советским лекалам написаны. Пусть, мало того, что знают правду, еще и учились бы думать масштабно и многосторонне, то есть геополитически.

Геополитика — это, если говорить простыми словами, искусство борьбы за влияние в мире. Субъектами и объектами этой борьбы выступают государства, части государств, народы и даже отдельные личности. Влияние осуществляется
- военными,
- экономическими и
- информационными методами.

Наконец, крайне важны исторические исследования и находки Диониса Каптаря. Это один из тех авторов, которые воссоздают подлинную историю Росийской Империи, чтобы читатели узнавали "историю своего отечества, дотоле им неизвестную". (с) "Как Америка — Коломбом", да.



Ниже - тайминг

Collapse )

А ПРИМИРЕНИЕ НАХОДИТСЯ ТОЛЬКО ТАМ И ТОЛЬКО ДО ТОГО

Очень сильный короткометражный фильм о гражданской войне в Сибири. Всего  20 минут, но за это время сказано очень много. Рекомендую своим  читателям, — сказал https://von-hoffmann.livejournal.com и я к нему присоединяюсь.



НЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ПРИМИРЕНИЯ И СОГЛАСИЯ

Сокращенная републикация статей Д.Завольского ко вразумлению русских отсюда https://www.apn.ru/index.php?newsid=37843 и https://www.apn.ru/index.php?newsid=37956

В постсоветские годы, кои звать уже  впору долгими, общество России то и дело приглашают к примирению и  согласию. Подразумевалось, что примирение – это симпатия к другим поверх  идейных различий, приводящая к согласию по некоей сумме  непротиворечивых взглядов и ценностей. Или наоборот, согласие – это  какая-то конвергенция взглядов и ценностей, ведущая к примирению.
На  деле всё оказалось труднее и лукавее. Во-первых, когда приглашавшие к  примирению и согласию говорили: «Мы не делим общество на красных и  белых!» – под белыми отчего-то подразумевали отнюдь не русских  патриотов...Нет, отмыть добела пытались, главным образом,  советских либералов, большей частью отнюдь не стремившихся к примирению с  иными, какого бы извода охранительно-патриотических ценностей те ни  держались.

...Воспоминание о пестроте идей и «движей» (90-х) не должно  морочить: лишь немногие в том обвале обрели хоть сколько-то связное  гражданское мировоззрение, отличное от советских и подпросоветских суеверий. И в это время измождённых русских, с присловьем про «неразделение на красных и белых»,  призывали к примирению и согласию с циниками и русоедами, видевшими себя  на коне и считавшими, что Россия, в общем, движется в правильном  направлении. Ключевая идеологическая коллизия 90-х: спор тех, кто  полагал, что «так с людьми и Россией можно», со считавшими, что «так с  людьми и Россией нельзя». Последним слóва старались не давать, если оно  было умным.

Справедливости ради, признаем, что в потёмках заплутали все.

Либералы  далеко не управляли стихией распада и один за другим осознавали, что  «всё-таки не туда» и «так нельзя». И далеко не все из них оказались в  выигрыше: множество людей, по советскому невежеству тогда причислявшихся  к «белым», пострадало точно так же, как и те, кого они клеймили  «совками» и «красно-коричневыми». Причём среди заклеймённых оказались и  настоящие белые: вот уж кого герои момента [т.е.«либералы»]ненавидели не меньше, чем  засоветскую размазню, так это употреблявших слово «русский» в  положительном контексте и без советских нахлобучек или национальных  подложечек.

...Те же, кто справедливо полагал, что «так  с людьми и Россией нельзя», в большинстве не видели за деревьями леса.  Им не хотелось верить, что распад советской системы предуготовлен не  отдельными злодеями в СССР и за его пределами, а явился трудноизбежным  следствием всего движения России по советской траектории. (По сей день  истерика по адресу тех, кто «развалил СССР», только уводит в сторону от  вопроса, какие общественные формы можно было противопоставить разложению  и почему ничего из этого не было сделано).

... Русским не хотелось верить, что выход из обвала не  получится быстрым, ибо советская система отнюдь не оставила  воспроизводимого впредь образца жизнеспособного порядка, ибо аномия,  социальное невежество и тотальное маргинальство – следствия не  нескольких лет «катастройки», а всего советского века. (Заметим,  досоветские институты и порядки можно было в целом воспроизвести и в  20-30-е годы, и в послевоенное десятилетие. Сегодня дореволюционный русский опыт,  например, во многих областях управления, образования, права, является  нам актуальным, а вершины его – недостижимыми).

Разве  что в понимании глубины корней творившегося (нечастом по сей день)  немногочисленные белые 90-х находили общее с иными либералами – хотя к  выводам всё больше приходили противоположным.

*  *  *

С  наступлением 2000-х «перезагрузившиеся» власти орудовали как русскими,  так и советскими образами и символами. В этом сочетались и оппортунизм, и  невежество, и хоть отчасти заслуживающий одобрения номенклатурный  плюрализм. Но как только власть имущие делали хоть какие-то шаги,  исполненные патриотического и человеколюбивого если не содержания, то  символизма, их поддерживали, как правило, и последовательные противники  большевизма, и скорбящие о крушении советского государства. Это и было согласие. Те, кто возмущается  былыми преступлениями против русского народа и воздаянием оным прежних  почестей, не могут примириться и согласиться с теми, кто этого зла не  замечает. Но у этих людей до поры находились и общие ценности, и общие  враги. Разумный и честный реванш России, сопротивление, хотя бы  словесное, ненавистникам русского народа, борьбу за национальное  достояние и социальную справедливость одинаково поддерживали и  советские, и русские.

Однако  долго такое относительное согласие продержаться не могло.

Уже к концу  2000-х самым оптимистам из любых некрасных стало зримо, что оправдание  советского прошлого и вообще сверхсредоточие на нём общественного  внимания вовсе не родственно изжитию антирусского нигилизма, кое до поры  иных подкупало. Напротив, невежество в отношении несоветского русского  прошлого соединилось с безудержным советофильским оправданием отнюдь не  русского народа, хотя любой упрёк советской системе её безмерные  почитатели научились облаивать «русофобией».
Разумные русские антикоммунисты никогда не желали соглашаться с такой антисоветской риторикой, что нацелена  против народа, ставшего главной жертвой коммунистической утопии, но и  под нею совершавшего подвиги, созидавшего и по мере сил сохранявшего  достоинство. Но советофильские якобы патриотические измышления всё более  массово стали сводиться даже не к отрицанию, а к превозношению наиболее  отвратительных сторон советской тирании – и к буйному поношению всего  русского, что «не под красным знаменем».
Десятилетие  спустя можно говорить о том, что бессомненная советофилия становится  столь же преобладающим в России взглядом, каким к концу советского  времени было презрение к коммунистической идеологии и порождённой ею  повседневности.
Правящая бюрократия напичкана безоговорочными  советофилами не в меньшей мере, чем советская была инфильтрована  готовыми к переменам скептиками. На «возрождение социализма» потребители  красной пропаганды возлагают надежды, подобные тем, что вниматели  неглубокого демслова рубежа 90-х возлагали на потребительски понимаемое  сближение с Западом.
Сторонники  советских взглядов уже начинают говорить о том, что им немного ждать  осталось до полного реванша. Почему же нельзя смириться с этим? Почему нельзя пожать советофилу руку,  сесть за общий стол, как проигравшая выборы партия смиряется со статусом  конструктивного меньшинства, сотрудничая с победителями и при этом  наблюдая, как те допускают ошибки и растрачивают популярность? Почему  нельзя поддаться уговору, будто бы это «выбор народа», будто бы  «примирение и согласие» с советскими и станет лучшим для них уроком  несоветской терпимости?
Тому имеется несколько причин – несколько разрушительных сил. И они складываются, грозя России окончательным опустошением.
*  *  * 
Collapse )

Силаев: 46 млрд. руб. ежегодно из РСФСР уходит в другие республики

К вопросу специального дотационного Фонда, созданного в 1923 году.

«В 1923-м, одновременно с разработкой своей национальной концепции, советское правительство учредило и дотационный фонд для развития союзных республик. Фонд этот рассекретили лишь в 1991-м после доклада премьера Ивана Силаева президенту Борису Ельцину. Когда расходы из него пересчитали по валютному курсу 1990 года (1 доллар США стоил 63 копейки), выяснилось, что ежегодно союзным республикам направлялось 76,5 млрд долларов. Формировался этот секретный фонд исключительно за счет РСФСР: из каждых трех заработанных рублей Российская Федерация лишь два оставляла себе. И почти семь десятилетий каждый гражданин республики отдавал своим братьям по Союзу ежегодно 209 рублей — больше своей среднемесячной зарплаты…

Существование дотационного фонда многое объясняет. Ну, например, становится понятно, как, в частности, Грузия могла по уровню потребления обойти российский показатель в 3,5 раза. Для остальных братских республик отрыв был меньше, но они «рекордсмена» успешно догоняли все советские годы, включая и период горбачевской перестройки»...
Полностью в https://oboguev.livejournal.com/6310764.html

Фактически всю страну везла на себе Россия. Мы установили, что ежегодно из РСФСР в другие республики уходило порядка 46 миллиардов рублей.

И, формируя бюджет России на 1991 год, внесли предложение - сократить суммы дотаций.



Иван Степанович Силаев: "Я хотел расстрелять всех членов ГКЧП"

Иван Степанович, вы были одним из самых активных участников августовских событий,
человеком, близким к Ельцину. Сейчас, через десять лет, у вас нет сомнений в правильности вашего выбора?

Десять лет, конечно, срок достаточный, чтобы оценить все, что произошло, и в том числе свою роль: прав ли был или нет. Но в результате я прихожу к выводу, что прав. Путчисты своей целью ставили - не допустить переход на новую экономическую формацию. Уже поэтому явление ГКЧП было негативным.

«Вы отказываете членам ГКЧП в каком-то профессиональном уровне, в логике действий?

Нельзя сказать, что там собрались какие-то совершенно ненормальные люди. Но это были случайные люди. Я, например, не вижу общего между Стародубцевым и Тизяковым, Язовым и Баклановым... Скорее, это наспех сколоченная группа. Хотя, очевидно, сама такая мысль возникла не сразу.

Я полагаю, эта группа отражала настроение многих союзных республик-дотационников. В СССР ведь было всего три донора - РСФСР, Белоруссия и Латвия. Понятно, две последние республики, можно сказать, не в счет.

Считалось, Украина всех кормит, а она тоже была дотационной. Мы это видим и сейчас, когда она очень много должна нам за газ и не собирается расплачиваться. Фактически всю страну везла на себе Россия. Мы установили, что ежегодно из РСФСР в другие республики уходило порядка 46 миллиардов рублей.

И, формируя бюджет России на 1991 год, внесли предложение - сократить суммы дотаций. Но мы были готовы помогать дотационным республикам, создав специальный фонд, в который бы Россия вкладывала порядка 10 миллиардов рублей.
Collapse )

ЗОЛОТОЙ ПЫЛЕСОС МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ #2

Тема золота Советской России необъятна. Чтобы чуть детальнее и достовернее в ней разобраться, нужно очень много времени и широкий доступ в архивы, что нереально для человека, посвятившего себя трудам в любой другой области, кроме истории.  Тема для историков относительно новая, так как понятно, что советское государство в её раскрытии  не было заинтересовано, а вовсе наоборот: «совершенно секретно». Но, к счастью, исследователи, занимающиеся историей профессионально, существуют, и в следующей публикации я размещу большое видео-интервью с  Мосякиным А.Г. , автором  глубокого исследования "Золото Российской империи и большевики. 1917–1922 гг.": документы с комментариями и анализом: в 3 т. Вам будет интересно, если прежде этого интервью не видели.

У нас же тема узкая:  Коминтерн как канал утечки русского богатства. Всего лишь (!) один из подобных каналов.

Процитирую другого знатока темы, В.Катасонова:  «Был создан Коммунистический интернационал, большевики из Советской России обещали своим соратникам не просто идейную поддержку, но также материальную помощь. Был организован канал вывода золота из России под флагом борьбы за «мировую революцию». Правда, до «пламенных революционеров» других стран доходило далеко не всё (иногда почти ничего). Источником «золота Коминтерна» выступали запасы Наркомата финансов. Существовала также «партийная касса», которая находилась под личным контролем Ленина. После отхода Ленина от дел по состоянию здоровья процессом вывода «золота Коминтерна» руководил Григорий Зиновьев, который был первым лицом в Коминтерне

А далее я размещаю выдержки из мемуаров деятелей Коминтерна – Айно Куусинен и Анжелики Балабановой. Чтение любопытное с разных сторон, но не ждите, что вам скажут – кто конкретно , сколько конкретно  и куда вывезли золота.  Женщины твердо знали, что происходит, но – «совершенно секретно» касалось и их.
А совершенно конкретно раскроет в своём исследовании А.Мосякин.
Итак, две мемуаристки и выдержки из их воспоминаний.

Айно КУУСИНЕН  Господь низвергает своих ангелов (воспоминания 1919–1965)
Конечно,  эта книга выходила и в печатном варианте, а в Интернете можно свериться, например, здесь  https://libcat.ru/knigi/dokumentalnye-knigi/biografii-i-memuary/206649-86-ajno-kuusinen-gospod-nizvergaet-svoih-angelov-vospominaniya-1919-1965.html




С 1924 по 1933 год я работала в Коммунистическом Интернационале, Коминтерне. Прежде, до приезда в Москву, я об этой организации почти ничего не знала. Но вскоре получила возможность довольно близко познакомиться со «штабом мировой революции». В 1921 году мужа назначили секретарём Исполкома Коминтерна, кроме прочего, он занимался разработкой устава и основных направлений деятельности этой организации….

…Мы побывали и в здании Коминтерна в Денежном переулке. В 1918 году в этом особняке помещалось германское посольство, там был убит посол граф Мирбах. Я будто попала на шумный оживлённый вокзал: люди сновали туда-сюда, носили из комнаты в комнату бумаги и говорили, по меньшей мере, на двенадцати языках. Возле стрекочущих пишущих машинок ели бутерброды и готовили чай. Никогда в жизни мне ещё не приходилось видеть столько странных существ одновременно в одном и том же месте! Трудно представить, заметила я Сирола, что кто-нибудь здесь может работать. В ответ он только усмехнулся, а я про себя подумала: «И это, значит, штаб мировой революции…»
Приехав в Москву, я скоро поняла, как безрадостна  и тяжела стала жизнь народа после большевистской революции.

Между уровнем жизни советской элиты и рабочего класса была пропасть, заставившая меня утратить веру в преимущества бесклассового общества.
Что же это была за советская элита, как её называли рабочие? Взять, например, нашу семью. Ежегодно мы получали от бесклассового общества новую машину, разумеется, бесплатно; мы имели квартиру, дачу, шофёра, домашнюю прислугу — тоже совершенно бесплатно. Наша экономка, Александра Прохоровна Сельдякова, не умевшая ни читать, ни писать, служила до революции кухаркой в богатых русских семьях. Когда она шла для нас за продуктами, деньги ей были не нужны: у неё было три книжечки, одна предъявлялась в государственном молочном магазине, где она «покупала» молоко, масло, яйца и сыр, другая — в государственном мясном, третья — в рыбном.
Обычная домашняя хозяйка могла купить очень мало. Все продукты были по карточкам, в ограниченной продаже. Можно было купить только 100 и лишь изредка 200 граммов масла, выстояв огромную очередь. Высокопоставленные чиновники, у которых были продуктовые книжечки, могли покупать без ограничений и всё что угодно. Ранним утром перед продуктовыми магазинами выстраивались длинные очереди, и милиционер следил за порядком. Когда из магазина выходил покупатель с двумя маленькими свёртками, милиционер впускал внутрь одного человека. А наша кухарка проходила без очереди. Она предъявляла милиционеру наши книжечки, тот кричал: «Пропустите, дайте дорогу!» Когда она выходила из магазина с тяжёлыми сумками, женщины в очереди поднимали шум.
Наша экономка не вполне сознавала всю волшебную силу продовольственных книжечек. Она верила, что мы оплачиваем «покупки», в конце месяца в книжечках появлялась печать и штамп «оплачено». В действительности же мы никогда не платили ни копейки. У других чиновников Коминтерна, более низкого ранга, тоже были продовольственные книжечки, по которым они без ограничений могли покупать в государственных магазинах продукты, но свои покупки они должны были оплачивать. А за нас платило бесклассовое общество…

В 1920-е годы финансовая помощь от ОМС [Отдел международных связей] доставлялась за границу с дипкурьерами. «Резидентом», иначе говоря, посредником был обычно работник советского посольства, лицо, обладающее дипломатической неприкосновенностью. Во многих странах посредниками при переводе финансовых средств служили торговые фирмы, как, например, Амторг в Нью-Йорке или Аркос в Лондоне. Деятельность ОМСа этим не ограничивалась. Отделу подчинялись все тайные торговые предприятия, депутации и секретные службы информации; отдел также занимался редактированием, шифровкой и расшифровкой донесений и пропагандой.
Кроме того, ОМС был связующим звеном между Коминтерном и разведслужбой Генерального штаба, а также между Коминтерном и тайной полицией, название которой постоянно менялось: Чека, ГПУ, НКВД, МВД, сейчас же она называется — КГБВ состав ОМСа входил и отдел документации, которым руководил Мильтер. Здесь подделывали визы, печати и документы; но фальшивые паспорта изготовлялись редко. Гораздо легче было получить через коммунистические партии различных стран паспорта, бывшие в употреблении (а ещё лучше — «чистые», новые), в которых лишь заменялась фотография и проставлялись нужные печати и визы. Наибольшим спросом пользовались паспорта США. Приезжая в Москву на конгрессы и совещания, иностранные делегаты сдавали паспорта в отдел и получали их обратно лишь перед самым отъездомОтдел Кивелиовича занимался хозяйственными вопросами. В его ведении было здание Коминтерна и две московские гостиницы — «Люкс» и «Малый Париж». Отдел бронировал гостиничные номера, заказывал театральные билеты и доставлял всё необходимое, когда в Москву приезжали иностранные делегаты. Административному отделу подчинялся финансовый отдел, там начислялось жалованье работникам аппарата, оплачивались текущие счета. …

После пятого конгресса, летом 1924 года, Коминтерн действительно переправил английской компартии ряд инструкций. Речь шла прежде всего о действиях в Индии, где, казалось, обстановка созрела для начала революционных интриг. Кроме того, английской компартии рекомендовалось создавать в армии партийные ячейки и разжигать трудности в колониях…
Коминтерн издавал два журнала — «Коммунистический Интернационал» и «Инпрекорр»... Коминтерном финансировался ещё один журнал — «World News and Views», хотя он и был печатным органом Института мировой экономики. Редактором был Евгений Варга. В нём публиковались статьи по вопросам экономики и политической пропаганды.
Эти издания поглощали немало средств. Вообще, большая часть коммунистической прессы мира хотя бы частично субсидировалась Коминтерном. И лишь немногие из руководителей знали, какие это были суммы, думаю — немалые. Я не раз думала над вопросом — кто финансирует Коминтерн? Однажды я услышала у нас, в номере «Люкса», разговор между мужем и Пятницким, из которого с удивлением узнала, что Коминтерну приходится оказывать финансовую помощь всем компартиям мира и их печатным органам. И те и другие постоянно находились в финансовой зависимости от Коминтерна. Однако не припоминаю, чтобы это заставило хоть кого-нибудь из коминтерновцев усомниться в будущем коммунизма. Коминтерн пытался создать в мире впечатление, будто рабочие всех стран объединяются в компартии, стремящиеся совершить мировую революцию, и что Коминтерн существует за счёт партвзносов. Чтобы ввести в заблуждение общественное мнение, каждой партии была определена сумма, которую та будто бы должна была вносить ежегодно. Годовой финансовый отчёт для печати составляли Отто и Пятницкий. В нём всегда была графа «Членские взносы братских партий». Отто часто говорил мне, что Коминтерн никогда не получил ни копейки ни от одной иностранной партии. Наоборот, за всё время моей работы в Коминтерне не прекращался поток иностранных коммунистов, приезжавших просить у Коминтерна финансовой помощи. Обычно их направляли к Пятницкому, и, если он ставил на заявлении свою резолюцию, «узкая комиссия» рассматривала вопрос на своём заседании. Только Пятницкий знал точно, какие суммы получали партии, очень редко в это посвящали и двух других членов «узкой комиссии». Даже финансовая комиссия не имела сведений о том, какие суммы выплачивал Коминтерн и сколько денег поступало в его кассу.

Деятельность Коминтерна финансировалась советским правительством. Первое время часть средств выручали от продажи национализированных драгоценностей и произведений искусства царского времени. Но большую часть средств Коминтерн получал из государственной казны. Правда, непосредственно в Коминтерн деньги поступали из разных отделов ЦК партии...

В конце 30-х годов Пятницкий и его ближайшие помощники Грольман и Идельсон были преданы суду и расстреляны — слишком многое им было известно. Главный пункт обвинения гласил, что они тайно оказывали финансовую помощь находившемуся в эмиграции Троцкому...

Как могло случиться, что в нищие, голодные годы, когда страна испытывала страшную нехватку валюты, — как могло случиться, что взрослые, неглупые люди столь наивно швыряли миллионы на издание за границей мало кому нужных журналов, нисколько не заботясь о главной задаче — восстановлении своей собственной родины, разрушенной войной и революцией? Фантастические планы мировой революции, основанные на догме, заслоняли руководству страны обстановку — и ближайшую, ту, что прямо перед ними, и дальнюю — в других странах…Члены Коминтерна имели все основания сомневаться, что выделенные им суммы компартии получают полностью. Несколько примеров.
Во время забастовки портовых рабочих в Англии в 1926 году Коминтерн решил переправить одному из руководителей портовиков около тридцати тысяч фунтов стерлингов. Библиотекарь Коминтерна Аллан Валлениус хорошо владел английским языком, поэтому получил задание отвезти деньги в Англию. Он должен был плыть из Стокгольма в Англию на британском судне. Когда он вернулся, Отто спросил, как прошла поездка. Аллан рассказал, что сел в Швеции на британское судно, но без билета — боялся полиции. Кочегар спрятал его в угольном трюме. Когда пароход вышел в открытое море, Аллан поднялся на палубу весь в угольной пыли. Кочегар показался ему неплохим человеком, он оказался коммунистом и был даже знаком с человеком, которому Аллан должен был передать деньги. Аллан весело, в подробностях описывал свою поездку, пока Отто не вышел из себя и не прервал его словами:
— Так видел ты, в конце концов, того человека в Лондоне или нет? Деньги отдал?
— Не видел, — ответил Аллан, — в этом не было необходимости. Мне показалось слишком рискованным показывать фальшивый паспорт британским властям, и я передал деньги моему другу кочегару. Он обещал доставить их до места.
— Как хоть его зовут? — холодно спросил Отто.
— Он говорил мне, да я забыл.
Отто долго смотрел на Аллана в молчаливой ярости  и затем указал ему на дверь. Адресат, конечно, никогда не получил этих тридцати тысяч фунтов.

Вторая неудача связана с финской компартией. Финны  должны были направить верного человека, коммуниста, в Стокгольм, чтобы там открыть ювелирную лавку. В этой лавке он должен был национализированные большевиками ценности продавать за шведские кроны, необходимые Коминтерну. Человек, выбранный финнами (забыла его имя), поехал в Стокгольм и открыл магазин. Мне приходилось там бывать. Витрина была завалена драгоценными камнями, украшениями, серебряными шкатулками. Всё лежало вперемешку, кое-как. Мало того, что «директор» был бездарным продавцом, — спустя месяц он исчез со всеми деньгами и драгоценностями. Коминтерн не получил ни гроша.

Десятки лет уничтожались человеческие жизни, через Коминтерн переправлялись огромные средства для свержения правительств в других странах. Ещё до того как революция закрепила свои позиции в СССР, Коминтерн делал всё возможное, чтобы распространить идеи коммунизма на капиталистические страны. От всех этих усилий не осталось ничего — ушли из жизни почти все практические «проводники» этих идей. Не осталось ничего — кроме воспоминаний тех немногих людей, что выжили.
---------------------------------------------------
Анжелика Балабанова

Collapse )

ЗОЛОТОЙ ПЫЛЕСОС МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ. #1

ОН ЖЕ — ЛЕНИНСКИЙ КОМИНТЕРН

Канон советской пропаганды не устает твердить о том,  как много преуспело советское государство в развитии страны, вовсе закрывая глаза на то, насколько оно разграбило и страну  и народ в ходе  построения своей экономики,  в итоге доказавшей свою несостоятельность.

А начиналось всё с утопической идеи Мировой революции.  Откройте ПСС Ленина и почитайте его статьи и выступления 1918-1922 годов. Везде вы найдете страстное ожидание Мировой революции, глубокую убежденность и  фанатичную веру Ленина в неё:  прямо сегодня-завтра грядёт.  Победа же коммунистов в России в первую должна служить тому, чтобы пожар Мировой революции ни в коем случае не погас.

Не России служить, не её народу, не развитию экономики в России!

Революции не бывает без больших денег. Ибо работа по разжиганию революции всегда  дорого стоит. Деньгами же  в то время и вплоть до 1940х годов было ЗОЛОТО.  Так что вполне можно его назвать мировой валютой своего времени, а масштабы растранжиривание этой мировой валюты на Мировую революцию вполне сравнимы с вывозом капиталов из России-РФ, осуществляемым сегодня. Нынешние большевики, как и при Ленине,  снова обогащают проклинаемый ими «Запад».

Для осуществления своей утопии Ленин немедленно приступает к организации структуры, обеспечивающей вывоз капитала на Мировую революцию:  в 1919 году созывает I съезд Коммунистического (III) Интернационала. И потянулись длинной чередой представители Коминтерна в Россию. За деньгами.

И это в то время, как по всей стране бушевали никогда прежде не виданные голод и нищета. Кстати, тоже организованные большевиками. Почему голод? Ну, ошиблись мы маненько (Ленин).
«Потому, что наша предыдущая экономическая политика, если нельзя сказать: рассчитывала (мы в той обстановке вообще рассчитывали мало), то до известной степени предполагала, — можно сказать, безрасчетно предполагала, — что произойдет непосредственный переход старой русской экономики к государственному производству и распределению на коммунистических началах.» Ленин.

Ну, ошиблись, ну, безрасчетно предполагали – так с кем не бывает 5 млн жертв голода?
В итоге и с Мировой революцией получилось то же самое: ошиблись и безрасчетно предполагали. Однако капитал на развитие страны повывезли и без гроша оставили.


Городские беспризорники 1920-х годов

Что мы знаем о золоте России? Что в Российской Империи был второй по величине в мире  запас казённого золота, около 1 500 тонн.  И немалое количество золота в обращении и в личном владении населения.

Здесь привожу цитату из книги О.А.Платонов "История русского народа в ХХ веке".

 
Цитата  по бумажному варианту издания Платонов О.А. Терновый венец России. История Русского народа в XX веке. Т.1. М.: "Родник", 1997. - 1040 с. ISBN 5-89466-001-7  , а в Интернете можно найти по адресу: http://www.manybooks.org/auth/1619/book/6079/platonov_oleg_anatolevich/istoriya_russkogo_naroda_v_hX_veke_tom_1/read/159

"Из 1295,6 млн. рублей золотого запаса России (кроме золота за границей), учтенного на 8 октября 1917 года, 120 млн. рублей было передано Германии по Брест-Литовскому договору, 194,5 млн. руб. присвоено Англией и Швецией, 254,3 – увезено во Владивосток (а позднее вывезено) и захвачено атаманом Семеновым, 0,9 млн. пропало при эвакуации. Остальные 725,9 млн. золотых рублей золотого запаса были без остатка использованы на революцию. (ссылка 955 - Рассчитано по: Исторический архив. 1993. N4. С. 123-135.) Однако это были только ценности Русского Государственного банка, накопленные трудом многих поколений людей. Кроме них, большевистские комиссары конфисковали все деньги и драгоценности, принадлежавшие русским людям. Не только так называемая буржуазия, но и крестьяне потеряли все свои сбережения. Общая сумма ценностей (денег, драгоценных камней и металлов), отобранных у русских людей в 1917-1921 годах без золота и драгоценностей, принадлежавших государству, рассчитана нами в размере не менее 3 млрд. рублей золотом. (ссылка 956 - Рассчитано по: Вайнштейн А. Народное богатство и народнохозяйственные накопления в предреволюционной России. М., 1960. С. 341-360; 416-421.)

С того момента, как большевики захватили власть и установили контроль над золотом и другими ценностями России, вплоть до начала 1922 года на «нужды революции» только из бывшей царской казны ими истрачено 812 232 600 рублей золотом. (ссылка 957 - РЦХДНИ, ф. 5, оп. 1, д. 2761, л. 28.) Из золотого запаса в 1920 году по мирным договорам большевистские комиссары выплатили 22 млн. рублей золотом, из них 15 млн. – Эстонии, 4 млн. – Латвии, 3 млн. – Литве. В этом же году через Наркомат иностранных дел уходят за рубеж  еще 6,1 млн. золотых рублей, а в 1921 году по мирному договору с Польшей – 5 млн. рублей золотом. Таким образом, к 1922 году все основные сокровища Российской Империи, кроме принадлежавших Церкви, были растрачены полностью".

Кто предпочитает более просоветских авторов,  не доверяя «антисоветчикам», можно посмотреть в Интернете статьи Катасонова В.Ю.на  тему золота СССР. В числовых значениях расхождения невелики.

Революция – это 1) организация 2) деньги , много денег  3) взбудораженные массы («революционная ситуация»)

В 1919 году Ленин инициирует создание Третьего, Коммунистического интернационала. Международной 1) ОРГАНИЗАЦИИ, призванной осваивать 2) ДЕНЬГИ на подъем революционных 3) МАСС по всему миру.

Collapse )



КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ...-БЕСХОЗЯЙСТВЕННОСТЬ ЕЙ ИМЯ.

Коллективизация – бесхозяйственность ей имя. И ДОКУМЕНТ.

Публикация получается довольно большая, поэтому нелишне предварить её маленьким планом-оглавлением.

1. Состояние зернохранения и зерноторговли до большевиков
2. Принципиальное отличие производства и закупок зерна при «социализме»
3. И как это отличие обернулось пятилеткой Всесоюзного Голодомора
4. Документ

Кому не хочется много читать, начинайте прямо с ДОКУМЕНТА

1. В начале XX века на долю Российской империи, страны в основном крестьянской, приходилась четверть мирового экспорта зерна. Ежегодно 15–18% всех хлебов, собранных на российских полях, экспортировалось за рубеж, преимущественно в страны Западной Европы. Устойчивость госбюджета царской России прямо зависела от успехов хлебного экспорта, налоги и таможенные сборы с которого обеспечивали до половины всех поступлений в казну.
Громада Новороссийского силосного амбара-элеватора своим каменно-металлическим телом и сейчас, в наш век высоток и небоскрёбов, производит сильное впечатление. К моменту своего ввода в строй в 1894 году Новороссийский элеватор по большинству показателей превосходил не только все подобные объекты в Российской империи, но и на всём континенте, немного уступая, правда, Чикагскому элеватору в США.



Инженер Шенснович использовал для строительства электростанции, которая снабжала энергией всё сооружение, изобретение М.О. Доливо-Добровольского — трехфазный генератор переменного тока. Это была единственная промышленная электростанция подобного типа в мире на тот момент. Кстати, всё основное электрооборудование было изготовлено на месте силами новороссийских техников и рабочих. Новороссийский элеватор представал перед зрителями промышленным левиафаном. В итоге на рубеже 19-го и 20-го веков через него проходило три четверти всего экспорта российского зерна.https://topwar.ru/145169-novorossiyskiy-elevator-istoriya-voyn-i-hleba.html

В 1910 году Российской империи крупно повезло – высокий урожай хлеба совпал с недородом у конкурентов и пиком цен на сельхозпродукцию в Европе. Российский экспорт пшеницы в том году составил 50,7% от общемирового и обернулся щедрыми поступлениями в казну – стоимость проданного за рубеж хлеба составила 86% от всего отечественного экспорта. На гребне такого успеха царский минфин подсчитал, что выручка могла бы быть еще больше, имей страна современную сеть элеваторов и зернохранилищ. Но емкость всех хранилищ зерна в стране не превышала 159 млн пудов при потребностях минимум 300 млн. С элеваторами, т. е. механизированными зернохранилищами, дело обстояло печальнее – при потребностях 150–175 млн пудов наличная емкость была на порядок меньше, около 17 млн.
К весне 1911 года Госбанк принял программу по строительству 84 новейших элеваторов. Первый элеватор из них, на станции Грязи (ныне Липецкая обл.), заработал уже в ноябре 1912‑го.
До ПМВ (т.е. в течение 3 лет) Госбанк успел ввести в эксплуатацию 26 элеваторов согласно принятой программе и запланировал к постройке еще 300. Однако в июле 1915 года зернохранилища Государственного банка по приказу свыше прекратили прием частных грузов, чтобы полностью перейти на обслуживание нужд армии и фронта.

2. Об ужасах ленинской хлебной политики в период «военного коммунизма» в этой публикации говорить излишне. Всё-таки это был период тотальной глупости и остервенения новой власти. А вот 30-е годы с их «стабилизацией» режима и политикой коллективизации более показательны для характеристики советской экономики вообще. Экономики, где единственный хозяин и монополист всего – государство, а значит, конкретного хозяина и вовсе нет.

Обратим внимание: хлебный экспорт в РИ занимал менее 20% всего хлебного сбора в стране. Теперь хлебный экспорт полностью в руках государства, как и вся хлебная торговля, как и весь хлебный сбор, кроме тех крох, что оставались на пропитание семьи колхозника. Элеваторы в РИ, конечно, строились для хранения и переработки экспортного зерна (лучше сохранишь-дороже продашь) и зерна для внутренней торговли хлебом.
И хотя количество элеваторов в РИ нужно было увеличивать, но для основной части населения, жившей в значительной мере на самообеспечении (это 80% крестьянства) недостаток больших торговых хранилищ не был критичен, так как у каждого нормального крестьянина построена своя инфраструктура с этой целью: рига, гумно, амбар… Зерно всяко сохранится - есть ли крупные хорошо оборудованные общественные/государственные зернохранилища, нет ли их.

Каков принцип новой, колхозной организации хлебного дела? Согласно Уставу «сельхоз артели»,  артель в самую первую очередь несёт обязанности перед государством, выполняя навязанный ей план. И сдает плановый объем выращенного зерна (сколько бы ни выросло, урожай или неурожай) согласно плановым цифрам по «заготовительным» и закупочным ценам, спущенным сверху. Эти цены не имеют никакого отношения к спросу-предложению, к цене продаж в советской гос.торговле. Сравнение прейскурантов закупочных и государственных розничных цен 1930-х годов показывает , что разница между ними хорошо, если была десятикратная, порой разница достигала 100 крат. Остальное, что после выполнения плана останется – всё ваше. А если не останется – то и проблемы ваши. То есть государство стало таким сверхэксплуататором крестьянского труда, что и при крепостничестве трудно было бы вообразить.

3. Это всё не могло не обернуться Всесоюзным Голодомором продолжительностью почти в целую пятилетку 1930-1934. Украинцы просто нагло приватизировали понятие Голодомор, хотя не было места в СССР, где бы не узнали, что такое смертельный голод, так что - Всесоюзный.
И хотя малых конкретных причин Голодомора была не одна, принципиальной всеобъемлющей причиной была единственная – бесхозяйственность. Где нет собственника, Хозяина с большой буквы, который день-ночь не спит, трясётся за свою собственность, там вот такое и происходит.

Итак, выше я отметила, что каждый крестьянин в РИ имел в своём хозяйстве необходимую инфраструктуру для хранения зерна. Амбары и лари, куда он, естественно, заглядывал чуть не ежедневно с проверкой – не сожрали ли мыши, не грызёт ли жук – и своевременно принимал меры. Кто может представить хозяина, ведущего себя иначе? Я не могу. К тому же крестьянин, если и продаёт своё зерно, то в любое удобное ему время, процесс может длиться целый год. В колхозах закупка зерна и засыпка на хранение проводились как единовременная кампания - всё и сразу завалить в хранилища. Аврал!

В результате коллективизации, особенно в начале её, государство получало от колхозников основной объем урожая зерна, оставляя им только крохи. (В то время как прежде основной объем урожая крестьянин оставлял на прокорм семьи, продавая только подлинно «излишки». ) Итого объемы зерна в «закромах родины» выросли неимоверно. А количество зернохранилищ настолько не выросло. Но оставлять зерно в испытанной хранилищной инфраструктуре крестьянского хозяйства государство не собиралось – эту инфрастуктуру фактически отменили, а адекватной по объему государственной еще не создали.
И что с того, если со временем достаточную инфраструктуру действительно создадут? Погибшим от голода это будет уже всё равно.

4. А теперь ДОКУМЕНТ.

Collapse )